Недовольство собой. Как выбраться из этого цикла?

0
635
17 августа 2018

ВОПРОС ЛО: У меня существует сильный цикл негативных мыслей. В общении я настолько ярко вижу таланты, сильные стороны людей, насколько ощущаю собственные негативные черты, я собой абсолютно недовольна, очень много самокритики. Словно это два полюса – я, сама с собой, постоянно себя ругаю, я с другими — постоянно ими восхищаюсь. Хорошо вижу эту зацикленность, и мне хочется изменить этот паттерн. И в то же время не бороться с ним. Если бы я смотрела на себя со стороны, я бы увидела, что моя жизнь абсолютно прекрасна. Но когда я смотрю на себя изнутри — я чувствую, что все плохо. И я хочу это как-то разрешить.

 ОТВЕТ Дмитрия Шаменкова:

Взгляд на себя изнутри своими глазами — это немного не взгляд своими глазами, а скорее, взгляд социально обусловленным опытом коммуникации. Он начал закладываться в детстве, и это огромное количество голосов оценок и суждений, которые мы получили в первую очередь со стороны своих близких — родителей, семьи. В этом плане это не совсем наш голос — вот что важно оценивать и понимать. А где он, наш голос? Это более широкое понятие. 

Когда этот голос внутри нас интернализован, он начинает формировать нашу действительность и восприятие и, в основном, мы впитываем те подтверждения, которые соответствуют этому голосу.  

Опыт восприятия начинает быть подпитывающим эту модель самооценки, модель такого мышления. И доступ к большому количеству социальных сетей лишь усугубляет этот процесс. Потому что любая социальная сеть — это мощный информационный поток, который, с одной стороны, поставляет пищу для ума, с другой — пищу для сравнения себя с неким идеальным образом и самобичевания, а с третьей стороны — поставляют большое число разных программ, систем развития, практик, которые внушают мысль, что человек должен быть каким-то другим, не таким, какой он есть для того, чтобы себя почувствовать нормальным. И парадокс в том, что сама мысль про этот голос самобичевания и мысль о том, что надо бы выйти из-под его контроля, является подпиткой этого же голоса. В этом смысле кажется, что выхода нет. Но выход есть.

Первый выход — в понимании, что делать с этим нечего. Но само по себе это чувство очень сложное для переживания. И парадокс в том, что человек, который приходит к практике осознанности, в большинстве случаев нуждается в терапии. Он не является тем интактным человеком, который, например, как какой-нибудь азиатский человек пришел в детстве в монастырь, чтобы обучиться осознанности, потому что это принято в культуре. Его этому естественным образом учат с детства, когда он это еще может переварить.

Лучше, когда это раскрепощение происходит в социальном поле, а если это вырвано из контекста социального воспитания и рассматривается отдельно, для человека, который имеет травматический опыт, это не всегда приводит к исцелению. И то, что это не приводит к исцелению — становится поводом для самобичевания, которое подогревается зачастую разными инструкторами, которые говорят: иди туда, или в эту боль. И ты в него погружаешься, в это переживание, а оно все сильнее и сильнее становится и может даже смыть. Это может стать невыносимым.

Здесь я вижу очевидный ключ все-таки в коммуникационной системе, в среде.

Я вижу две таких среды. В первую очередь в среде диалога. Недаром прошлый год прошел в ВОЗ под эгидой борьбы с депрессией, и его слоганом было “давай поговорим”. Это важнейший шаг, потому что это спасает от суицида.

Это первый очень важный момент. Это всегда мета-система, диалоговая система. И это тот навык, который мы учимся для себя создавать.

И второй шаг — это вместе помолчать, это вместе промолчать переживания. Зачастую бывает так, что одному тяжело это промолчать. Бывают такие ситуации, когда не хочется себя заставлять идти в диалог. И человек имеет право не идти в диалог. Он может просто побыть. Важно, чтобы рядом с тобой был человек, который дал бы тебе побыть и не лез бы к тебе со своими расспросами, рекомендациями и т.д. Когда ты создаешь метасистему — она работает автоматически и человеку ничего не надо делать, ему не надо быть каким-то супер терапевтом, чтобы помочь. И это то, что стоит поделать.

Как работает метасистема: если ты объединяешься в группу для того, чтобы разделить и прожить переживание, то это эффективней получается, когда ты делишься этим с другими людьми.  

Вот эти две вещи можно попробовать и это сразу же дает скачок в мышлении. И еще — видеть, что любой диалог ориентирован на это.

Заходя в социальную сеть легко можно попасть в этот каток самоосуждения, самокритики, основанный на интернализованных голосах и убеждениях из предыдущего опыта.

Вот я зашел в соц-сеть — мне кажется, что просто пообщаться, просто посмотреть, но нет — просто так ничего не бывает, цель определяет восприятие и мое поведение.

Моя неудовлетворенность повлекла меня куда-то искать очередное тысячное решение, я попадаю под воздействие неструктурированной информации, и моя неосознанная цель начинает выхватывать из пространства то, что будет подтверждать мою неудовлетворенность, мое изначальное состояние. Я сижу бездеятельно, накапливая опыт разных переживаний других людей, фильтруя реальность под свое восприятие. Я могу выхватывать что-то и говорить себе: о, вот посмотри, какой человек коммуникабельный, а ты что — у тебя жизнь проходит. У тебя это не устроено, денег мало, реализации не так много, в семье проблемы. Потому что не зависит от того, что на самом деле у тебя, ход этих рассуждений.

Сейчас, находясь в состоянии благополучия, я отчетливо вижу, что у меня все прекрасно. Но когда меня накрывают подобные состояния, функциональная система в которую я попадаю, окрашивает мир в другие тона. И я нахожу, где у меня проблемы, начинаю это оценивать, складываю в копилочку самобичевания и самоуничтожения шаг за шагом, дальше из-за этой неудовлетворенности возникает интенция пойти искать решение где-то и как-то, я попадаю опять под неструктурированный поток информации и это еще больше меня убивает. Я начинаю открывать книжку умную, в ней написано: “Дмитрий, ты должен это и это”. Я думаю — я никогда за это не возьмусь, у меня сил на это нет, я пойду лягу. Я ложусь и думаю: “Господи, да я же ничего не делаю, а у меня такая плохая штука есть”.

Что помогает в этой ситуации? — Осознавание, что я попал в нейроцикл. Выбраться из него сейчас я не смогу. И есть два пути выбраться из него. Первое — осознать, что выбраться из него путем такого рода действий я не смогу и поэтому искать тут решение бесполезно. Соответственно — я могу прожить это. Если это сделать одному тяжело — а как правило это тяжело, если я уже попал в нейроцикл — лучше бы с кем-то синхронизироваться, промолчать в этом состоянии. Вместе побыть в медитации. И ты заходишь в медитацию, а потом делишься тем, как оно у тебя было. И сделать это важно в контексте того, что ты можешь фиксировать это состояние, потому что ты потом поможешь людям из него выбираться. Тебе важно его описать тщательно, а потом, описав его и прожив, ты сможешь этот опыт ретранслировать.

И еще одна важная часть — ты можешь прийти в открытый диалог с этим.

Для меня это единый большой процесс. Почему бы не проявить себя тишиной. Почему бы не проявить себя открыто в переживании. Вот эти два нейрофизиологических выхода меня всегда возвращают в момент настоящего.

И третье — что может помочь — это любого вида творчество. Опыт подсказывает, что до этого было бы хорошо некий навык творчества развить. Живое письмо, например, особенно когда ты объединяешься с людьми, и вы вместе это делаете. Это может быть поточное голосовое пение, поточное движение и танец. Украшения делать, музицирование, любое поточное искусство.

Сочетание этих факторов: тишина, открытый диалог и творчество, как индивидуальное, так и в группе. Сочетание этих факторов — это ключ.

И делать это систематически, а еще круче обучать и преподавать это, потому что таким образом создается система рипитинга. То есть в реальности ты начинаешь окружать себя людьми, которым это нужно, во-первых, а во-вторых, которые это делают. И постепенно сообщество вокруг тебя становится теми людьми, которые используют это творческое начало. И оно всегда творческое. Оно всегда ориентировано на то, чтобы проявлять то, что есть в моменте настоящего, а не на идеях о том, как правильно.

Тишина — она всегда такая как есть. Вот ты сидишь и переживаешь все как есть. Не обязательно тебе говорить — ты можешь ходить в этой тишине, ходить в природе в тишине, и не обязательно одному, можно с другими. Это сразу же скачок — делать с другими.

Все эти процессы можно сочетать: быть в тишине, ходить, быть в диалоге и быть в какие-то моменты в тишине. Все эти элементы создают интеграл такой жизни, и в какой-то момент ты себя обнаруживаешь живущей такую жизнь, а не практикующей и не играющей в роль практикующей такую жизнь. Человек, диалоги которого осознанны и открыты, способствуют исцелению и оздоровлению, не ориентированы на подавление и критику другого человека, которые перемежаются тишиной — и это мгновения счастья и наполненности от возможности не говорить. Наполненная движением и присутствием, танцем и творчеством.

В какие-то моменты ты будешь просто отрубаться и спать, но твоя жизнь вся станет наполнена вот этими отношениями и твоим действием, которое будет осознанно и сознательно будет способствовать развитию твоего творческого потенциала, исходящего из неопределенности момента настоящего. И вот это становится танцем жизни в целом.

Я считаю, что такая жизнь становится целостной, наполненной и счастливой, в которой ты можешь проявлять себя на разных совершенно уровнях. А вокруг будет формироваться сообщество и среда, которая будет тебя напитывать и возвращать тебе то добро и тепло, которое ты вкладываешь через обучение, через свои проявления. Но это проявление интегрально, в целом — является открытым диалогом в жизни.

То есть ты действуешь не с позиции необходимости каких-то изменений из-за ощущения фрустрации, а из своего искреннего проявления. И постепенно жизнь превращается в такое качество.

Это по сути та трансформация, которую я сам прожил, начиная с жуткой фрустрации 2011 года, когда внешне жизнь казалась прекрасной, но я был в состоянии падения в бездну, до состояния в котором я сейчас нахожусь. Это не значит, что сейчас я идеален. И да — будет много раз попадания в состояние каких-то сложностей, пока ты не вылупишься. Но постепенно их будет становиться все меньше. И выход из них всегда один — ты практикуешь вот это в совокупности, одновременно с этим ты передаешь это как навык — тренируешься давать это другим людям — и постепенно вокруг тебя созревает такая среда. Постепенно твоя роль становится в том, чтобы поддерживать эту среду по развитию и трансформации для других людей, и ты способна сделать это, потому что ты делаешь это от потребности к жизни. Потому что ты по-другому жить не можешь. Вот почему я этим занимаюсь. Это потребность жить творчески — творить и проявлять себя всесторонне.

Похожие материалы

Комментарии к данной статье отключения