Наша эволюция – результат сотрудничества, а не конкуренции.

0
279
13 ноября 2018

Наша эволюция – результат сотрудничества, а не конкуренции. Доказано самой эволюцией.

Автор Daniel Christian Wahl, 11.10.2017г.

Важность движения от «Я» к «Мы».

Целостное понимание современной эволюционной биологии предполагает, что жизнь развивается в результате процесса диверсификации и последующей интеграции разнообразия посредством сотрудничества (Джон Стюарт в BioSystems, 2014). Поскольку наш акцент смещается от отдельных лиц и отдельных видов как единицы выживания, к коллективу жизни — ее сложным динамическим взаимодействиям и отношениям — мы начинаем видеть, что совместные и симбиотические модели и взаимодействия имеют для эволюции более фундаментальное значение, чем конкуренция. Жизненно важная стратегия создания условий, способствующих жизни, состоит в том, чтобы оптимизировать систему в целом, а не максимизировать только некоторые параметры системы для нескольких, в ущерб многим (Wahl, 2016).

Модели эволюции показывают общую тенденцию диверсификации и последующей или параллельной интеграции на более высоком уровне системной сложности. Эта интеграция имеет тенденцию происходить преимущественно за счет создания более сложных организменных или социальных объектов, в первую очередь благодаря сотрудничеству и симбиозу. Джон Стюарт полагает, что это ведёт нас к «глобальной сущности» (2014). Может быть, эта сущность уже существует в жизнеустойчивых процессах биосферы?

Траектория эволюции

 

Биолог Питер Корнинг, бывший президент Международного общества системных наук и директор Института изучения сложных систем, полагает, что «одним из аспектов более сложного взгляда на эволюцию является то, что как конкуренция, так и сотрудничество могут сосуществовать на разных уровнях организации или в разных аспектах иметь отношение к процессу выживания. Между этими якобы полярными отношениями может быть деликатно сбалансированное взаимодействие» (Corning, 2005; с. 38). Он подчеркивает, что сотрудничество являлось ключевым фактором в эволюции нашего вида. Социально-экономические выгоды от сотрудничества в ответ на природные трудности и возможности среди ранних людей сформировали эволюцию языков и культур, которые требуют и позволяют создавать сложные модели взаимодействия.

Если общество рассматривается лишь как совокупность лиц, не имеющих общих интересов, и не имеющих никакого отношения к общественному порядку, то почему они должны о чём-то заботиться? Но если общество рассматривается […] как взаимозависимое предприятие коллективного выживания, то каждый из нас имеет жизненно важную роль в жизнеспособности и эффективном функционировании общества, независимо от того, признаем мы это или нет. — Питер Корнинг, 2005, с.392

 

Перепроектирование экономики

Если мы хотим перепроектировать экономику, основываясь на том, что мы знаем о стратегии жизни, чтобы создать условия, способствующие жизни, нам нужно задать некоторые основные положения, на которых строится описание, лежащее в основе наших современных экономических систем. Парадигма о разделении предрасполагала нас сосредоточиться на дефиците, конкуренции и краткосрочной максимизации индивидуальной выгоды в качестве основы для создания экономической системы. Эволюционная история жизни показывает, что системного изобилия можно достичь с помощью коллективно структурированных симбиотических сетей, которые оптимизируют всю систему, поэтому человеческие сообщества и остальная жизнь могут процветать.

У нас есть потенциал быть восстанавливающим ресурсом для экосистем и биосферы.

Наш пересмотр экономических систем должен стимулировать как совместные, так и конкурентные процессы, если и когда это уместно. И сотрудничество и конкуренция способствуют тому, что сама жизнь создает условия, благоприятные для жизни. Биолог Андреас Вебер объясняет: «Биосфера не объединяет простые и прямолинейные пути, но объединяет парадоксальные. Симбиотические отношения выходят из антагонистических, несовместимых процессов» (Вебер, 2013: 32). Вебер подчеркивает, что мы должны понять, как работы экономиста Адама Смита и политического экономиста Роберта Мальтуса повлияли на Чарльза Дарвина в его попытке построить теорию эволюции.

[по Дарвину] эволюционная биология является более точным отражением до-Викторианских общественных институтов, чем естественной реальности. Произошел метафорический захват такими концепциями, как «борьба за существование», «конкуренция» и «приспособленчество», которые были центральными оправданиями политического статус-кво в (до) викторианской Англии, и они незаметно стали центрами нашего собственного самосознания, как живых и социальных существ. И они и сейчас все еще владеют нами….

И сегодня существует спорное мнение, что биологический, технологический и социальный прогресс, двигается вперед с помощью отдельных эго, стремящихся вырваться вперед в  конкуренции друг с другом. В многолетнем соперничестве пригодные виды (мощные корпорации) используют ниши (рынки) и умножают свою выживаемость (рентабельность), тогда как более слабые (менее эффективные) вымирают (обанкротились). Однако эта метафизика экономики и природы гораздо более раскрывает мнение нашего общества о себе, чем объективный отчет о биологическом мире. — Андреас Вебер (2013: 24)

Пример сотрудничества муравьёв – резальщиков.

Ограничивающие теории о разделении, с его исключительно конкурентным и ограниченным пониманием жизни, поддерживаются устаревшими биологическими и экономическими теориями. Вебер называет это «экономической идеологией природы» и говорит:

[идеологически обоснованная перспектива] господствует над нашим пониманием человеческой культуры и мира. Она определяет нас (Homo sapiens как генно-управляемую машину выживания), а также нашу социальную идентичность (Homo economicus как эгоистический максимизатор полезности). Идея всеобщей конкуренции объединяет две сферы, естественную и социально-экономическую. Она подтверждает понятие соперничества и хищнических личных интересов как неотъемлемые факты жизни (стр. 25-26).

«Системный взгляд на жизнь»

Оптимизация распределения ресурсов и их обработки, чтобы воспроизводить и распространять изобилие и системное здоровье, а не конкуренцию за ограниченные ресурсы, является основой ведения экономики для жизни! Стремясь создать благоприятную для жизни экономику, нам необходимо понимать глубокие последствия, которые имеет для нас новое «системное представление жизни».

По мере развития двадцать первого века появляется новая научная концепция. Это единая точка зрения, которая впервые объединяет биологические, познавательные, социальные и экономические аспекты жизни. На переднем крае современной науки вселенная больше не рассматривается как машина, состоящая из элементарных строительных блоков. Мы обнаружили, что материальный мир, в конечном счете, представляет собой сеть неразрывных связей; что планета в целом является живой, саморегулируемой системой. […] Эволюция больше не рассматривается как конкурентная борьба за существование, а скорее кооперативный танец, в котором движущими силами являются творчество и постоянное появление новизны. С новым акцентом на сложность, сети и структуры организаций постепенно появляется новая наука о качествах. — Фриджоф Капра и Пьер Луиджи Луизи (2014b)

Фриджоф Капра о системном представлении о жизни — объединяющий взгляд, Капра и Луизи 2014.

Мудрый подход к интеграции экономики и экологии.

Эволюционный биолог и футурист Элизабет Сахтурис описывает, как в эволюции сложных сообществ различных организмов достигается «точка созревания», когда система осознает, что «дешевле кормить своих «врагов», чем убивать их» (личный комментарий). Успешно заселив шесть континентов и диверсифицировавшись в мозаику систем ценностей, мировоззрений, особенностей (национальных, культурных, этнических, профессиональных, политических и т. д.) и образов жизни, которые составляют человечество, мы теперь стоим перед вызовом интегрировать это драгоценное многообразие в цивилизованное сотрудничество на глобальном и местном уровне, действуя разумно, чтобы создать условия, способствующие жизни.

Теперь мы достигли нового переломного момента, когда враждебные отношения стОят нам дороже во всех отношениях, чем дружеское сотрудничество; где достигнуты планетарные пределы эксплуатации природы. Настало время перебраться через этот новый переломный момент в нашу глобальную общественную зрелость — интеграцию экономики и экологии, которые мы ввергли в конфликт между собой, для достижения экологического равновесия. — Элизабет Сатурис (2014)

Задача фундаментального пересмотра того, как мы ведем бизнес, наших моделей производства и потребления, типов ресурсов и энергии, которые мы используем, идет рука об руку со структурной реорганизации наших экономических систем. Мы должны бросить вызов традиционным подходам в экономике и найти новые подходы к интеграции разнообразных перспектив, если мы надеемся перепроектировать экономику на разных уровнях и научиться мудро управлять нашим общим домом.

Если мы, Homo sapiens, хотим продолжить нашу увлекательную, но пока относительно короткую эволюционную историю успеха, мы должны развивать мудрые общества, характеризующиеся сочувствием, солидарностью и сотрудничеством. Мудрые культуры являются регенеративными и защищают биокультурное разнообразие как источник богатства и устойчивости (Wahl, 2016).

Evolutionary biologist and futurist, Elisabet Sahtouris.

«Мы способны восстановить наше почтительное отношение к жизни, заменив стремление конкурировать на волю к сотрудничеству и переделке наших инженерных институтов, в том числе наших корпораций, в живые системы

Эволюционный биолог и футурист Элизабет Сатурис.

Пересматривая основные взгляды на экономику, мы можем начать интегрировать экологию и экономику в полное переосмысление взаимосвязи природы и культуры. Нам нужна мудрость, чтобы перепроектировать экономическую систем в пригодную для жизни. Вот некоторые идеи, которые могут нам помочь:

  • Правила нашей нынешней экономической и денежной системы были разработаны людьми, и поэтому мы можем их перепроектировать.
  • Мы должны подвергать сомнению роль дефицита, конкуренции и максимизации индивидуальной выгоды, как краеугольных камней нашей конкурентной экономики.
  • При перестройке экономических систем в местном, региональном и глобальном масштабах мы должны уделять особое внимание тому, как система стимулирует регенеративную практику, устойчиво повышает биопродуктивность и восстанавливает здоровое функционирование экосистем, а также развивает процветающие сообщества.
  • Современная эволюционная биология превосходит и включает дарвиновские обоснования конкуренции как «человеческой природы», поскольку она признает, что сложные формы сотрудничества сделали возможной эволюцию нашего вида и продолжающуюся эволюцию сознания, к осознанию планетарного масштаба.
  • Наша способность сотрудничать определила, наше равенство и, возможно, более глубокие пути, чем конкурентное поведение, поэтому нам необходимо пересмотреть экономические системы, чтобы установить здоровый баланс между конкуренцией и сотрудничеством, как стимулами в системе.
  • Вместо того, чтобы максимизировать изолированные параметры в пользу немногих избранных, необходим пересмотр нашей экономической системы для обслуживания всего человечества, и вся жизнь должна будет оптимизировать здоровье и устойчивость всей системы в целом (понимая человечество как природу; и экономику как подсистему общества и природы во взаимосвязанных эко-социальных системах).
  • Доминирующее представление о разделении создает сосредоточение на дефиците, конкуренции и индивидуальных преимуществах, в то время как идея о взаимосвязи ставит нас перед необходимостью создать беспроигрышную экономику; основываясь на понимании того, что именно в наших личных интересах разблокировать общее изобилие посредством сотрудничества.

Ссылка на оригинал: https://upliftconnect.com/collaboration-not-competition-helped-us-evolve/

Похожие материалы

Комментарии/0

Оставить комментарий