Виталий Недельский о переменах, неандертальцах и искусственном интеллекте

0
2190
10 мая 2016

С ноября 2015 года в рамках Школы Здоровой Самореализации проходят открытые встречи с интересными людьми, которые уже реализовали себя, и продолжают свое движение, раскрывая свой потенциал и помогая другим. Первая встреча из этой серии произошла спонтанно. Дмитрий включил прямой эфир, находясь с в гостях у Максима Мамина, руководителя Siemens Healthcare в Малайзии. Потом была встреча с Геннадием Бревде, затем – с Брониславом Виногродским. В этой статье — самые интересные моменты встречи с Виталием Недельским. Полную версию можно свободно посмотреть в видеозаписи вебинара «Человек перемен» с Виталием Недельским

Виталий Недельский о переменах, неандертальцах и искусственном интеллекте.

20 лет назад было невозможно представить себе разговор двух людей, один из которых сидит в Москве, а другой в Тайланде. И мы не можем представить, что будет через 20 лет. Я интересуюсь темой перемен давно, с момента написания кандидатской диссертации в МГУ. Тогда я заинтересовался темой переходных эпох, а потом и переменных процессов в целом.

Если вдуматься, у нас вся жизнь состоит из перемен: точек спокойствия и стабильности практически нет. Вопрос в длине этой волны: если она длинная, несколько тысячелетий, мы ее не замечаем. Если очень короткая – взрыв, и все изменилось.

Самые крупные вещи, которые мы можем ощутить на своей шкуре или осознать, — это политические перемены. Люди нашего возраста, хотя мы еще достаточно молодые, пожили в Советском Союзе, застали развал империи и развал еще одного важного образования – двуполярного мира, который по-своему был стабилен. Как говорится, я на том конце деревни никого не трогаю, а мой папа на другом конце деревни никого не трогает. В последние 25 лет мы видим, что мир становится все более непредсказуемым и хаотичным: уже все друг друга трогают и никто не знает последствия этих касаний.

Дальше — экономика. Ни одна из экономических теорий не может предсказать дату следующего кризиса. Да, есть циклы, есть спрос, предложение, но кризис каждый раз случается неожиданно.

И, конечно, самые ощутимые изменения – это технологические перемены, смена базовых пакетов технологий за ограниченные исторические периоды.

Изюминка всех этих перемен в том, что, как открыл Сергей Петрович Капица, каждый следующий цикл короче предыдущего. Например, каждый следующий исторический период (аграрный, феодальный, капиталистический и т.д.)  короче предыдущего на число Е – 2,7 раза. Капитализму 250 лет, предыдущая фаза была около тысячи лет. Начавшаяся сейчас фаза короткая, ей уже меньше 70 лет, то есть перемены вошли в срок жизни человека. Внутри нашей жизни происходят тектонические сдвиги, это новая история для человечества.

Технологические перемены, на самом деле, колоссальны. Я последние пять лет исхожу из гипотезы, что технологические перемены стали доминирующими. Они определяют правила жизни, уклад людей, потом это все доходит до политиков, и они либо все меняют в соответствии с новыми правилами и выглядят при этом «на коне», либо их это все сносит. Сколько в последние 5-7 лет революций произошло, где политические перемены происходили за счет технологий.

Базовой технологией во всем этом является Интернет. Это технология связи, возникшая как военная разработка, но сегодня это уже базовая инфраструктура цивилизации, наряду с энергетикой, транспортом, банковской системой, и так далее. Сегодня все завязано на Internet, и если он вырубится, то все встанет – ЖКХ, транспорт и прочее. При этом вырубить интернет крайне сложно, он же тоже на других принципах организован. Нет такого человека, которого можно было бы пристрелить, или крана, который можно было бы завернуть. Схема интернета очень похожа на карту мозга человека: нейроны-сервера соединены связями. Это очень стабильная и динамическая структура, человеческий мозг, проявленный на над-человеческом уровне. В таком виде его никто не придумывал, думали просто сделать распределенную сеть.

Интернет уже доминирует в экономике. Список самых дорогих по капитализации компаний мира выглядит так: номер один это Apple, на 2015 год – 145 или 150 млрд долларов, номер два – Microsoft, номер три – Google. Три компании определяют все остальное.  Локально, это Кремниевая долина. То есть, есть центр, образовавшийся в сочетании ряда факторов, который генерирует эти технологии. Интернет-компании транслируют в бизнес другую культуру – ребята из интернет-бизнеса не носят уже костюмов, очень быстрые, над ними не довлеют корпоративные ритуальные пляски и скорость изменений внутри этих компаний очень большая.

Мы вступили в период резонанса, взаимной зависимости. Компьютерные вирусы могут остановить энергетику города. Если в Москве вырубится энергия, остановится подача воды, потому что насосы — электрические. Народ не умеет с этим жить, мы отучились. Выкинь сейчас нас на улицу, мы массово начнем гибнуть.

Технологический сдвиг дает много возможностей очень классных, например, можно такси с телефона вызвать очень быстро, но при этом он несет колоссальные риски, потому что мы по-старому жить разучились. Если в города перестанут подвозить продукты, мы вымрем. В странах Азии, наверное, легче на эту тему – там бананы растут.

Но меня это не пугает. Существуют люди, которых ситуация повышенного риска и перемен, наоборот, возбуждает: есть чем заниматься. Мне родители никакого наследства не дали, кроме мозгов, возможности ориентироваться в пространстве, и я сразу понимаю, что должен рассчитывать на себя, и все остальные точно также. Важно понимать, что, ориентируясь в бурных потоках перемен, надо выбирать свое место.  

Есть вторая тема. Эти процессы идут очень быстро, а человек при этом почти не меняется. По крайней мере, с теми скоростями, о которых мы говорим, мы – те же самые ребята, которые и 100 тысяч лет назад бегали, и 200 тысяч. Мы привыкли бегать в жарком климате, а сейчас сидим и, видимо, разрушаемся. Назад в саванну не хочется, но что-то надо с этим делать.

Шаг по изменениям людей измеряется десятками тысяч лет. Мне было очень интересно – почему вымерли остальные виды? В Европе кроманьонцы жили вместе с неандертальцами 50 тысяч лет параллельно на одной и той же территории. В итоге съели всю еду и неандертальцы вымерли, хотя питались, в том числе, кроманьонцами – кости кроманьонцев найдены на стойбищах неандертальцев. Один важный факт отличал кроманьонцев от других homo sapiens: они стали действовать особым образом, организованно, их мозг позволил развивать групповое взаимодействие. У них появилось разделение труда: одни наконечники точили, другие – что-то другое. Охота стала более осмысленная, группами. Произошел скачок, сейчас необъяснимый, в эволюции самих людей. За очень короткий промежуток времени этот вид стал абсолютным хищником на планете, всех подавил – кто не выжил, тот исчез с лица Земли, как неандертальцы. Дальше появились государства, появились политические системы, экономика, технологии. Сейчас мы стоим на пороге того, что мы начинаем новый разум из себя – по образу и подобию себя: искусственный интеллект на базе компьютера.

Я сначала тревожился, что роботы захватят мир, поработят людей или думал: ну хорошо, мы просто тоже вымрем, как неандертальцы, просто следующие виды, на других принципах кремне-органические появятся, переходные. Потом я успокоился, потому что не вижу разницы между первой дубиной, которую взял в руки человек для решения своих задач, и искусственным интеллектом. Это инструмент. Искусственный интеллект, даже если он дальше будет развиваться, пока не показывает возможностей решать задачи творческие, задачи интуитивного плана, задачи искусства. Это огромный объем вычислений. Совершенно спокойно можно им отдавать все рутинные операции. Роботы в этом смысле, будь это софт, будь это железки какие-то, забирают у нас рутинные операции на производстве, в вычислениях, в медицине, и так далее.

Люди, у которых забрали профессию, расстраиваются: бухгалтера заменили на софт или диспетчера, который в такси сидел, заменили на приложение Get Taxi. Получается, в целом у людей высвобождается время, ресурс заниматься творческими видами деятельности. Этот процесс тоже когда-то начался, когда еды стало чуть больше, когда не надо с утра до вечера бегать еду добывать – появилось искусство, появилась возможность совершенствовать эти инструменты. Это абсолютно нормальный эволюционный процесс развития, в котором мы живем уже сотни тысяч лет, просто раньше было медленно, сейчас он идет быстрее. Надо определять свое место относительно роботов: относиться к ним как к инструментам, хотя это в какой-то момент будут разумные инструменты. Мы должны будем относиться к ним с уважением и искать новые ниши, где люди могут делать только то, что доступно людям.

  Автор печатной версии встречи с Виталием Недельским — Ошева Екатерина.

 

Доступно на Google Play

Похожие материалы

Комментарии к данной статье отключения